honestlil (honestlil) wrote,
honestlil
honestlil

О Башне Молчания мне хотелось написать давно, и поверьте, она того заслуживает.
В этом городе есть места, в кои вложены старания и надежды людей исключительно ярких, честных и одаренных.
Это - одно из них.



Среди петербургских, вернее - русских благотворителей и меценатов особое место занимает род Ольденбургских. Александр Петрович, с юности привыкший к деятельности на благо отечества, не мыслил себе другой жизни.



После смерти отца он унаследовал обязанности в том числе попечителя Приюта призрения, Дома призрения душевнобольных, Свято-Троицкой общины сестер милосердия - то есть общественных организаций медицинского толка. Т.е. ему придти в холерный барак - было дело привычное. Он занимался устройством курорта Гагра, чуть позже стал председателем Противочумной комиссии.
Но главное дело его жизни - Императорский институт экспериментальной медицины. Первый научный институт в России, создателем и попечителем которого он стал.



Как-то своей взбесившейся собакой был укушен офицер гвардейского корпуса, которым командовал принц А.П. Ольденбургский. По распоряжению и на средства Александра Петровича офицера направили в Париж для лечения в лабораторию Луи Пастера, c которым принц был знаком лично. Сопровождавшему военврачу принц дал распоряжение ознакомится с приемами приготовления "яда бешенства" (вакцины), а в Петербурге - начать опыты и исследования.
При ветеринарном лазарете он на свои средства открыл "Станцию предупредительного лечения водобоязни по способу Пастера" (это на Конногвардейском бульваре, почти угол с пл. Труда, тогда Благовещенской).



.
Принц обратился к своему троюродному брату - Александру III, получил соизволение на учреждение научного заведения "без отпуска средств от казны" - то есть опять же свой счет. После получения разрешения императора приобрел на личные деньги на Аптекарском острове участок земли с несколькими постройками.
Так появился Императорский Институт Экспериментальной Медицины.



.
И далее в истории интситута появляется фигура ничуть не менее впечатляющая - Христофор Леденцов.



Купец первой гильции. Христофор Семеныч.
Казалось бы : ну если уж если не борода веником, самодурство и чай с блюдечка, то цепочка от часов через весь обтянутый жилеткой живот и оперетка в качестве развлечения - точно.
Нет.
Он знал восемь языков, посещал занятия в Кембридже, много путешествовал по Европе, изучая организацию различных производств. Его личная библиотека насчитывала несколько тысяч томов научной и технической литературы.
Он стал инициатором создания Музея содействия труду (Политехнический музей) в Москве.
Создал "Общество содействия успехам опытных наук и их практических применений" затратившее более миллиона рублей (вдумались в сумму?! 1890 год) на финансирование исследований во всех областях - от книгопечатания до исследований радиоактивных минералов Российской империи.
По завещанию все свое огромное состояние Леденцов оставил Московскому университету и Московскому техническому училищу.
Незадолго до ликвидации (в начале 1918 года) Общество имело бюджет в 94 тысячи рублей в год, 9 экспертных комиссий, уникальную библиотеку, издавало журнал. А через полгода постановлением того же ВСНХ имущество и средства общества были объявлены национализированными.
.
А Леденцов когда-то, захваченный самим духом эпохи, писал : "«Я не хочу дела благотворения, исцеляющего язвы людей, случайно опрокинутых жизнью, я ищу дела, которое должно коснуться самого корня человеческого благополучия».
Наука виделась той силой, которая позволит осуществить быстрый технический переворот, что, в свою очередь, позволит одеть и накормить всех страждущих, а значит, и дать им счастье.
А Павлов представлял тот революционный подход который не мог не вдохновить Леденцова - старость есть болезнь, и ее нужно лечить; мозг человека не использует и малой доли своих возможностей, изучение высшей нервной деятельности таит поразительные открытия. Они надеялись на прорыв в науке, на новый подход - и новые результаты.



Начато было финансирование опытов по изучению системы рефлексов.
.
Для изучения условных рефлексов Павлову необходимо было изолировать подопытных животных на время эксперимента от воздействия внешних раздражителей. С этой целью Павлов разработал проект специального здания, с двумя так называемыми "Башнями молчания",




содержащими 8 экспериментальных камер, разделенных пространственно винтовыми лестницами



и переходами с бесшумным покрытием.
.
Внутри каждой камеры находится еще одна камера, куда помещалась собака. Эта камера имела двойную дверь, плотно закрываемую на время эксперимента.
Подача условных раздражителей производилась путем нажатия клавиш специального пульта. Подача подкрепления производилась путем нажатия на баллон, соединенный резиновой трубкой с механизмом, обеспечивающим поворот чашек в кормушке с мясо-сухарным порошком.
Наблюдение за поведением собаки производилось через перископ.



Этот проект был согласован с попечителем института принцем Ольденбургским и воплощен в 1913-1917 гг. при поддержке благотворительного Леденцовского общества.
.
Собакам в парке института поставлен ппамятник-фонтан



На высоком пьедестале – бронзовый доберманпинчер, по периметру – головы овчарки, гончей, сеттера, борзой, бульдога, ищейки, шпица и дворняги, из открытых пастей которых льются водяные струи.
На столпе-основе памятника барельефы, изображающие исследования Павлова.



.
Павлов был не просто увлечен идеей дать человеку новую, долгую жизнь, новые невиданные возможности для труда и развития - он был уверен, что это возможно.
И это не только одержимость ученого, но и воздух той эпохи, которым они все дышали.
.
Советская власть, нехорошо прищуривая глаз и явно имея ввиду то ли пересадку себе новехоньких обезьяньих мозгов, то ли выведение гибрида тракториста и гориллы,




выделила ученому существенные средства для исследований.
Была оборудована новая лаборатория в поселке Колтуши.



(здание со световой стеклянной стеной и есть обезьянник, вернее антропоидник)
.
Там, кстати, побывал фантаст Герберт Уэллс. Во время визита восхищался и рукоплескал, по возвращении написал статью с названием "Колтуши - столица рефлексов" в которой призывал остановить этого безумного русского.
.
Дальше вы и сами знаете - масса важных прикладных и фундаментальных открытий, с продолжительностью же жизни в двести лет и новыми мозгами к счастью, не вышло.
А институт работает и ныне, благодаря усилиям многих людей, в том числе и перечисленных здесь мной сегодня.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments